НАШИ НОВОСТИ


Коля и его барабан

Коле 20 лет. Он рано начал говорить, быстро запоминал новое, и первое время родители не замечали ничего необычного. Когда Коле было два года, он стал говорить хуже, в пять речь пропала полностью. Томограмма показала кисту в лобной доле мозга – ее вырезали, но изменения оказались необратимыми, был поставлен диагноз – атипичный аутизм. Когда Центр только открылся, какое-то время Коля ходил к нам, но потом вернулся в школу – в его 17 лет это был более подходящий вариант.

Сопровождаемое обучение
Колина школа тесно сотрудничает с фондом «Обнаженные сердца», и в 2015 году мы в пилотном режиме запустили программу сопровождаемого обучения: эксперты «Обнаженных сердец» Святослав Довбня и Татьяна Морозова написали для Коли подробнейшую индивидуальную программу на 5 месяцев, а наши тьюторы сопровождали его в школе и вместе с педагогами ее реализовывали. В нее вошла и система дополнительной коммуникации PECS, и уроки труда, направленные в первую очередь на концентрацию внимания, и развитие бытовых навыков (накрыть на стол, сделать бутерброд, полить цветы), и физические занятия. Коля понял принцип PECS – чтобы о чем-то попросить, нужно протянуть карточку с изображением нужного предмета – но пользовался карточками только на занятиях. Без постоянной супервизии программа не сработала: был необходим дополнительный внешний контроль экспертов, синхронизация действиях всех педагогов, которые работали с Колей, и наших тьюторов, которой у нас не получилось достичь. После пилотного испытания мы закрыли проект. Еще год Коля проучился в школе, а после ее окончания снова пришел в Центр.

Снова в Центре
В Центре Коля занимается в подготовительной группе – то есть приходит два раза в неделю на несколько часов, на музыкальное и групповое занятие. Совсем недавно, в конце февраля, начал оставаться и на обед – так что он проводит в Центре уже по три часа, и мы работаем над тем, чтобы постепенно продлевать его пребывание у нас. Сейчас Коля готовится к тому, чтобы заниматься в гончарной мастерской – пока что не хватает. концентрации Коле трудно приступить к занятию – то есть в мастерской просто сесть за стол, а сев – остаться на месте. Сейчас он учится садиться и вставать по сигналу таймера и готовится к работе с глиной – катает колбаски, пока, в виде подготовки, из пластилина.
Для Коли, как и для всех наших ребят, очень важна четкая структура, и в Центре он пользуется объектным визуальным расписанием, то есть все активности символизируют связанные с ними предметы: трещотка – это музыкальное занятие, круглый массажер-кольцо – групповое.

Звуки и прикосновения
Коля очень любит разные тактильные ощущения – иными словами, трогать, щупать, перебирать, и руками, и даже ногами. Перебирая фасолинки или каштаны, пересыпая песок, ему проще успокоиться, когда что-то его беспокоит. Прикосновения ему не очень нравятся – но если он разрешает дотрагиваться до себя или сам берет другого за руку – это знак настоящего доверия.
Коля чувствителен к звукам и часто ходит в шумоподавляющих наушниках – у нас бывает громко. Но музыкальные занятия он очень ценит – ему нравится и звук, и вибрация от ударных – он специально кладет руку на барабан, чтобы лучше ее чувствовать. Коля ходит на групповые занятия для ребят, которые не говорят или говорят очень мало, и один из способов коммуникации, которому там учатся, – это как раз музыка. Например, чтобы поздороваться, нужно поиграть на инструменте. Когда Коля в первый раз поиграл на бубне в ответ на просьбу поздороваться, это стало огромным событием.

Мы работаем для того, чтобы Коля и еще десять ребят из подготовительной группы проводили в Центре больше времени, находили комфортный способ общения и интересные занятия.

Если вы хотите поддержать Центр, это можно сделать здесь.

Отчет за февраль

Иосиф и его финский язык

Иосифу 23 года. Он начал ходить в Центр в конце 2015 года.
Поначалу только на факультативы – керамику и фольклор. Занятия с глиной сначала шли не без труда – Иосифу не хватало концентрации на все занятие, он отвлекался, выходил отдохнуть и не возвращался. Но постепенно начал проводить в мастерской все больше времени и хоть и уходил до конца занятия, но не раньше, чем доделывал работу.
Совсем по-другому обстояли дела с фольклором: Иосиф сразу
привязался к Даше, преподавателю, очень быстро выучил слова песен, которые стал петь громче всех и не забыл даже после летних каникул. Игры и их правила его интересуют меньше – больше всего ему нравится петь, у него сильный чистый голос, и при пении даже меняется тембр.

С этого учебного года, после открытия Центра подготовки к трудоустройству, куда перешла часть ребят, в первом Центре появились свободные места, и одно из них мы предложили Иосифу. Теперь он ходит к нам каждый день – занимается в декораторской и кулинарной мастерских, ходит на групповые и музыкальные занятия и на арт-терапию. И, конечно, продолжает ходить на фольклор.

В декораторской мастерской первое время он был плохо включён в работу,
неровно красил деревянные заготовки. Оказалось, что для него очень важны внимание и похвалы – особенно в конце дня, на общем собрании. С такой мотивацией он включился в процесс, стал работать самостоятельно и хорошо, комментировать происходящее в мастерской – например, цитировать правила Центра, когда кто-нибудь шумит: в мастерской работаем тихо!

На кухне оказалось, что раньше Иосиф кулинарным делом не
занимался, и, почистив свою первую картофелину, он очень обрадовался. Но работать дальше в нужном темпе, чтобы накормить весь Центр, ему было сложно: он останавливался: много, не хочу больше! Но постепенно он вошел в ритм и отлично чистит овощи и делает нарезки.

Я шучу с закрытым ртом

Иосиф очень артистичный. Чего стоят его церемонии прощания: «Инна, я с вами прощаюсь! Хороших выходных! Удачи!» – говорит он с непередаваемой интонацией.
Отдельного рассказа заслуживают его шутки, которые не
назвать иначе, чем троллинг. Сам Иосиф про себя говорит: «Я шучу с закрытым ртом». Он очень любит называть людей чужими именами, и чем сильнее реакция, чем больше собеседник смеется или возражает – тем лучше. Наибольшего успеха он добился с музыкальным терапевтом Лешей, которого упорно называет Алексей Викторович, неизменно вызывая бурю чувств, ведь на самом деле тот – Алексеевич. Леша прибег к важнейшему принципу поведенческой работы – игнорировать нежелательное поведение, Иосиф нашел другие объекты для шуток, Алексеем Викторовичем Лешу теперь называют все.
Есть у него и абсурдистские шутки: «У Валерии кудрявые
волосы!» – про администратора с совершенно прямыми волосами, «Ани сегодня не будет!» – прямо в присутствии Ани. Ну и высший пилотаж – обсуждение на группе темы «Что ты любишь?» На этот вопрос ведущего Иосиф ответил: «Тебя, – и продолжил после паузы, – шутка!»

Языки

Однажды на арт-терапии заданием для ребят был рисунок на
свободную тему. Иосиф несколько отклонился от задания и нарисовал заставку к украинской версии «Кто хочет стать миллионером?» – «Хто хоче стати мільйонером». Тьютор Катя стала говорить с ним про разные города Украины – оказалось, что Иосиф больше всего любит Харьков, и задание тоже выполнил – нарисовал Харьковский железнодорожный вокзал и поезд.
Очень важный навык, которому учится Иосиф, – составлять себе расписание на день и следить за ним в течение дня. Это структурирует время и делает жизнь более предсказуемой. Первые несколько дней Иосиф писал себе расписание вместе с тьютором, но теперь делает это сам, даже без напоминаний. А недавно написал его латиницей, с небольшим вкраплением кириллических букв – по собственному объяснению, по-фински. Расписания действительно достаточно однообразные, так что стремление внести разнообразие – совершенно естественное.

Мы работаем для того, чтобы жизнь наших студентов была более разнообразной, чтобы у них появлялись новые занятия и интересы.

Если вы хотите поддержать работу Центра, это можно сделать здесь.

Отчет за январь

Антон и его лучшие друзья

Антон закончил обычную школу, потом – медицинское училище, но по специальности никогда не работал: психиатр не дал нужную характеристику. Один из старожилов Центра, он ходит к нам с самого основания, уже больше трех лет.

Антон переполнен дружелюбием, при встрече крепко жмет руку или дает пять с таким чувством, словно вы не виделись по меньшей мере год. Абсолютно ко всем относится с дружеской симпатией, про всех говорит – «мой лучший друг», «дорогая моя». Говорит он медленно, немного заикаясь, но совсем этого не стесняется. А когда смотрит футбол, то заикание и вовсе проходит. Он неиссякаемый источник энтузиазма и инициативы: на групповых занятиях первым тянет руку, чтобы выполнить задание, часто даже не дослушав его до конца, всегда готов прийти на помощь, навести порядок.

Когда мы открыли Центр подготовки к трудоустройству, Антон был в числе первых кандидатов на переход. Мы видели, что он многое умеет, и ему нужны более сложные задачи. А еще на правах аксакала он часто брал других ребят под крыло, делал что-то за них, даже без необходимости – многим нашим студентам просто нужно дать больше времени на то, чтобы что-то сделать. Гиперопека не идет ребятам на пользу, и мы проговаривали с Антоном, что в Центре все – взрослые люди, и помогать надо только тогда, когда об этом просят. Сейчас, в новом Центре новички – все, включая самого Антона, и он оставил привычку покровительствовать.

Антон работает в мастерской растениеводства. Аккуратность и неторопливость очень ему помогают: мастер Настя говорит, что он справляется лучше всех. Первое время Антон выполнял все действия – например, сажал растение в горшок, – строго сверяясь с инструкцией, в которой прописан каждый шаг, и советуясь с мастером. Сейчас ему нужно все меньше подсказок. Теорию – а часть занятий посвящена классификации растений – Антон тоже усваивает очень здорово. Его родители – биологи – так что дома есть много тематических книг, которые Антон читает.

Мы надеемся, что сможем найти для Антона работу по специальности. Ребята еще не пробовали работать на открытом грунте – эти занятия начнутся весной, и мы пока не знаем, будет ли Антону по силам долго работать, склонившись над газоном или клумбой. В мастерской растения стоят на столах и полках, в Ботаническом саду, где ребята волонтерят, они тоже расположены выше, поэтому все время наклоняться не приходится. Идеальной для Антона работой был бы уход за растениями.
Мы уже видим, как влияет на Антона новый формат мастерских. В Центре подготовки к трудоустройству занятия стали для него более осмысленными: он видит ясную перспективу и относится к делу более ответственно, меньше борется за место лидера и не пытается «взять бразды правления», как он сам говорил в первом Центре. Он часто копировал модель поведения тьюторов. Иногда он, как и сотрудники, говорит ребятам, когда им трудно сформулировать фразу и они начинают волноваться: «Скажи словами!» Но когда он берет очень много ответственности и даже командует, мы его останавливаем и просим разделить ее с кем-нибудь еще. Критику в свой адрес он воспринимает с трудом – обижается, какой бы справедливой она ни была. Он только-только закончил смену в Тренировочной квартире, и один из главных результатов для него – это то, что он научился слышать и учитывать советы, а еще – научился контролировать интенсивность помощи другим.

Антон очень артистичный, он любит внимание и ищет его. В нашей интеграционной театральной студия на базе БДТ он его нашел. В «Языке птиц» у него на пару с Ниной – одна из ключевых сцен – «Я есть ты, а ты есть я». Внимание и успех у зрителей для него очень важны, он совсем не боится сцены и ценит поклоны и аплодисменты. Но он прекрасно себя чувствует и без оваций: когда на «Языке птиц» побывал Йос Стеллинг, а на следующий день пришел в гости в Центр, он был поражен, увидев, как Антон, накануне блиставший на сцене, в поварском колпаке безмятежно режет салат в кулинарной мастерской.

Мы работаем для того, чтобы у таких ребят, как Антон, появился жизненный маршрут и не угасал энтузиазм, чтобы все больше людей становились его лучшими друзьями.
Если вы хотите поддержать работу Центра, это можно сделать здесь.

Студия “Да” для подростков

Уже год в Центре работает вторая группа студии анимации «Да» – не для детей, а для подростков. На занятия сейчас ходят семь человек. Это первая наша программа для тинейджеров. Прошедшим летом мы провели для ребят-студийцев лагерь, а после лагеря запустили специальный проект для подростков, с разными активностями.

С этого учебного года у нас новые преподаватели, идет работа над новым мультфильмом. У всех ребят – свои сюжеты, которые преподаватели включают в общее действие. На прошлом занятии снимали историю Глеба – про привидения в метро. Сделали семью привидений, потом снимали их полет на уже подготовленных фонах и сделали озвучку.
Процесс захватывающий: Соня уезжала на несколько месяцев, но продолжала работать над своей историей про актрису – делала заготовки, мама отправляла нам фотографии, преподаватели передавали ей задания.

Работа над общим мультфильмом чередуется с творческими упражнениями. Например, на одном из занятий делали таблицу ассоциаций – ощупывали мешочки с зернышками, каштанами, камушками и записывали свои ассоциации к ним или вклеивали картинки из журналов. Ребятам нужно много двигаться, поэтому в начале и в конце каждого занятия есть разминка, иногда бывают перерывы и в ходе занятия – например, упражнения на баланс, когда нужно ходить с мешочком на голове.
Весной начнем съемки на улице в технике стоп-моушн – ребята сами будут персонажами.

Коля и его портфель

Коле 23 года. Он поздно начал говорить, любил однообразные игры – например, двигать машинки по полу. Родители заволновались, отвели его на обследование и получили диагноз – ранний детский аутизм. Закончил коррекционную школу, курсы лозоплетения, но больше ходить было некуда. В Центр «Антон тут рядом» Коля пришел полтора года назад.

При знакомстве Коля всегда задает вопросы: Как вас зовут? Когда вы родились? Где вы живете? Все ответы помнит и если снова встретит вас после долгого перерыва, то сам назовет и ваше имя, и ваш возраст. Иногда прибавляет несколько лет – но это скорее комплимент, ему нравятся люди постарше. Сам он тоже хочет быть взрослым и уточняет: «Как я выгляжу, как мальчик или как мужчина?» Однажды мастер заметил, что Коля расстроен, и спросил, что случилось. Коля ответил: «На меня посмотрели как на семилетнего мальчика». Коля и ходит всегда с портфелем – как будто для того, чтобы казаться взрослее.

Но вести беседу дальше стереотипных вопросов самому Коле сложно. Если собеседник поможет выбрать другую тему, перенаправит его, то Коля с удовольствием поддержит разговор. Он охотно идет на контакт и с активными, напористыми студентами, которые проявляют инициативу: например, однажды Егор сам подсел к нему, заговорил, предложил послушать музыку в его наушниках, и Коле, как он сам сказал, это понравилось.
Наша задача – помогать ему расширять репертуар тем. Обычно, задав свои стандартные вопросы, Коля замолкает. Чтобы включить его в общение, собеседник задает вопросы сам, меняя направление разговора – отвечать Коле проще, и он без труда переключается на другой сюжет.

Коле иногда бывает трудно обратиться к человеку напрямую, поэтому он спрашивает того, с кем он чувствует себя спокойно, как относится к нему тот третий человек, не злится ли на него, дружит ли с ним. А если спросить Колю, почему он сам не узнает, он отвечает, что боится или переживает, что может не понравиться. Ему важно нравиться людям. Иногда он спрашивает прямо: «Я вам нравлюсь?», «Вы хорошо ко мне относитесь?» Он и сам очень чутко улавливает чужое настроение, считывает невербальные сигналы, но ему нужно и дополнительное подтверждение.

Солнце ведь будет когда-нибудь?
Коля может так и поздороваться с человеком: «Здравствуйте! Солнце есть!» – потому что это для него самое главное. А в облачную погоду уточнить: «Солнце ведь будет когда-нибудь?» Он очень чуток к изменениям погоды, и его настроение зависит от того, что происходит за окном. Дождь и ветер неизменно вызывают у него тревогу. Бывало, что он просил разрешения выйти на улицу и посмотреть на небо на несколько минут. Все красивое очень его притягивает, он может подолгу смотреть в окно, на картину, на человека. Он замечает красивое в людях, любит делать комплименты: «У вас красивый свитер», – и спрашивать про себя: что вы думаете о моей прическе? Я красивый? Я высокий?

Рисование
Коля успел поработать во всех наших мастерских, кроме кулинарной. Сделал успехи в гончарной: в свой первый день слепил кружку под руководством мастера, а уже на следующий день справился самостоятельно, даже без визуальной подсказки, на предложение помочь отвечал, что справится сам. Но главные его успехи – в графической мастерской. Поначалу он был скован, часто спрашивал совета у мастера: как лучше это сделать? Я не смогу. Постепенно он начал чувствовать себя более уверенно. Если раньше все его рисунки были небольшими, то сейчас он не боится крупного формата. В прошлом году мы выполняли заказ «Газпром нефти» на корпоративные новогодние подарки, и все узоры с оленями были сделаны по рисункам Коли.
Частое задание в мастерской – вариации на работы мастеров. Реплики Матисса, Модильяни, Пикассо получаются у Коли очень выразительными, он смелее повторяет чужие образы. В собственных работах у него пока бывает однотипная композиция, проблемы с фоном – в планах у мастеров помочь ему отработать более сложную композицию.
На собрании, где подводятся итоги дня, Коля кажется равнодушным, но на разговоры о своих работах реагирует очень живо: «А вам понравился мой рисунок? Очень понравился?»

Коля самостоятелен в работе в мастерской, становится увереннее и раскрепощеннее, и сейчас мы обсуждаем его переход в Центр подготовки к трудоустройству, в переплетную мастерскую – он уже занимался шитьем блокнотов в графической мастерской.
В Центре подготовки к трудоустройству Коля получит прикладную профессию и сможет работать в наших защищенных мастерских, а со временем, возможно, и найти работу вне Центра. Ему будут очень полезны и коммуникативные тренинги на нашей второй площадке – именно там мы ребята учатся поддерживать разговор, выбирать разные темы, следить за реакцией собеседника.

Если вы хотите нам помочь, это можно сделать здесь.
Спасибо вам, что вы рядом!

– Оля, что ты видишь в калейдоскопе?

– Вижу, что на лампе живет бабочный дракон-малыш. У него в глазах алмазы блестят.

Оля очень общительная девочка. Но если ей что-то не нравится, она отключается от происходящего и отказывается что-либо делать. Часто близко подносит лицо к лицу другого человека, может толкнуть или пихнуть – специалисты называют это нежелательным поведением. Такими способами Оля привлекает к себе внимание – просто не знает, как это можно сделать по-другому.

Воспитатели в таких случаях делали замечания – но это только раззадоривало Олю еще больше.

Оля ходит в детский сад – участник программы “Ранняя помощь“, которую в ноябре запустил Фонд “Обнаженные cердца” в партнерстве с нами и при поддержке Комитета по образованию Санкт-Петербурга.

Специалисты 4 детских садов проходят обучение у экспертов фонда «Обнаженные сердца» и реализуют на практике методы работы с детьми с РАС.

После обучения специалисты детского сада, куда ходит Оля, стали работать с ней по жетонной системе. Она помогает Оле понять, какого поведения от нее ждут взрослые, и тем самым позволяет лучше контролировать свое поведение. Собрала нужное количество жетонов – может заниматься любимым делом.

Оля чаще всего выбирает игру, в которую вместе с ней по ролям играет воспитатель, – у нее очень богатая фантазия.

– Я хочу еще заработать жетоны! – первое, что услышала наш координатор программы раннего вмешательства Наташа от Оли, когда пришла в этот детский сад.

Наташа проводит супервизии садиков два раза в месяц, чтобы отслеживать динамику и отмечать дальнейшие зоны роста.

Мы уже рассказывали вам о первых результатах: через два месяца после введения новых методов работы с детьми с РАС три ребенка начали говорить.

Вот что произошло за последний месяц:

Саша

Еще в декабре Саша совсем не говорил, пользовался простым набором жестов – мог поздороваться кивком. Сейчас он начал произносить слова – обозначает то, что видит, повторяет за взрослыми. За желательное поведение – сказал слово, посмотрел в глаза – Саша получает жетоны. Когда воспитатель считала, собрал ли Саша нужное количество, он сам начал произносить цифры – «три, пять».

Миша

Еще один мальчик до недавнего времени только вокализировал, а сейчас он произносит слова – «дай», «играть». Очень любит пересматривать дома фотографии своей группы из детского сада. В один из таких совместных просмотров мама сказала: «Миша, смотри, это ты на фотографии». И Миша не повторил за ней слово или часть фразы, а осознано ответил: «Это я!». Это были первые слова, которые мама услышала от своего ребенка.

Лера

В другом детском саду пятилетняя девочка с РАС научилась самостоятельно пользоваться индивидуальным расписанием. Раньше Леру сложно было переключить с одного занятия на другое, она терялась и не понимала, что надо делать, куда идти. Сейчас, когда раздается сигнал перехода от одной активности к другой – звонок в колокольчик – она подходит к доске, где висит ее визуальное расписание, снимает карточку с активностью, которая уже закончилась – например, обед или игра – говорит, что будет делать дальше и спокойно идет на занятие. Расписание помогает ей быть абсолютно самостоятельной.

Расписания, визуальная поддержка (например, последовательность одевания), система жетонов-поощрений, таймеры, четкие вербальные инструкции воспитателей – все это помогает детям понимать, что за чем идет и сколько будет длиться, воспринимать и усваивать информацию и ведет к раскрытию их внутренних ресурсов, развитию и закреплению социальных и коммуникативных навыков.

Три компонента программы

Программа «Ранняя помощь» состоит из трех компонентов.

У ребенка с РАС такие же желания и потребности, как у любого другого ребенка – играть, гулять, общаться, познавать мир. Но детям с РАС нужна постоянная интенсивная поддержка, чтобы помочь структурировать реальность вокруг себя, приобрести и развить навыки, которые у нас с вами врожденные: считывать выражение лица, сообщать о том, что тебе нужно, понимать, как выстроить последовательность простых действий, чтобы получить результат.

Первый компонент программы – работа с родителями.

Все начинается с родителей – никто не проводит с ребенком больше времени, чем они, никто не знает его лучше. Когда родители боятся и не понимают, что делать, ребенок не получает основной поддержки, ему сложно социально адаптироваться в будущем. С другой стороны, родителям самим нужна поддержка, ведь им может казаться, что проблема в них, что это они не могут по каким-то причинам общаться со своим ребенком – от этого у них опускаются руки. Страшно отсутствие информации или ее противоречивый поток – родители должны знать мифы и правду об аутизме, использовать эффективные методики взаимодействия со своим ребенком, чтобы не бояться самим, чувствовать себя уверенно и обеспечить ему поддержку.

Второй компонент, который мы запустили в ноябре, – внедрение работающих знаний и технологий в существующую инфраструктуру государственных дошкольных учреждений. Ежедневная поддержка должна быть у ребенка во всех сферах его жизни – в семье, в детском саду, на занятиях.

Также кроме создания необходимых условий поддержки в повседневной жизни ребенку нужна аутизм-специфичная работа – интенсивные специальные занятия, которые направлены непосредственно на работу с его дефицитами. Этот третий компонент мы планируем запустить в этом году.

Детское направление мы начали с реализации программы для родителей. В 2014 году благодаря фонду “Обнаженные сердца” мы запустили русский тренинг EarlyBird, который проходит на базе нашего Центра, учит родителей понимать поведение ребенка и общаться с ним.

Родители некоторых ребят в детских садах, с которыми мы сейчас работаем, прошли программу EarlyBird и уже применяют некоторые методы и понимают, как это важно.

На сегодняшний день программу прошли 68 семей. Мы продолжаем собирать деньги на три месяца работы программы EarlyBird на Добре Mail.ru.

Окончание четвертой смены в Тренировочных квартирах

На прошлой неделе закончилась очередная смена в наших Тренировочных квартирах. Отпраздновали выпускной традиционным чаепитием с родителями, но на новом месте – в Центре подготовки к трудоустройству: это первый выпуск сразу двух квартир, да еще и с гостями, так что в квартире всем не уместиться.

Еще 10 студентов прошли программу сопровождаемого проживания – учились ходить в магазин, делать покупки, готовить, убираться, накрывать на стол и принимать гостей, общаться друг с другом и планировать свой день. Программа запустилась осенью 2014 года, ее уже прошли 17 человек, трое из них – по два раза, а Антон – ее постоянный участник. В перспективе все ребята должны пройти несколько смен, чтобы навыки закрепились лучше.

Представьте себе – взрослый человек впервые самостоятельно сходил в магазин, купил продукты по списку и приготовил себе ужин? Кажется – ничего сложного. Но со многими ребятами, которые живут в тренировочной квартире, это происходит впервые.

Людям с РАС необходимо специально осваивать и тренировать эти простые действия, которые мы с вами выполняем каждый день не задумываясь.

Почему так происходит? Очень часто у родителей людей с аутизмом не хватает сил, времени, ресурсов, чтобы учить ребенка, – проще сделать все самому. А общедоступных программ, которые бы помогали осваивать ребятам эти навыки, пока нет.

В тренировочной квартире студенты живут всю рабочую неделю с тьюторами и волонтерами, которые с ними занимаются. Чтобы ребятам было проще воспринимать информацию и ориентироваться в пространстве, мы используем инфографику – индивидуальные расписания и визуальные подсказки.

В новых условиях – жизнь бок о бок с другими людьми, новые правила, отсутствие привычного домашнего окружения, ежедневные тренировки – ребята раскрываются, становятся более самостоятельными, а самое важное – начинают чувствовать уверенность в своих силах, чувствуют, что могут сделать что-то сами. И действительно начинают это делать.

Вот несколько ярких примеров того, что удалось ребятам за прошедшую смену:

Аня К. начала сама ходить по городу – раньше она не выходила из дома без мамы, а теперь сама доходит от метро до Центра.

Аня Д. стала уверенно ходить в магазин и даже спрашивать продавцов: «Взвесьте, пожалуйста!», а дома впервые загрузила стиральную машинку и приготовила суп.

Женя начал дома помогать маме без просьб и напоминаний: погладить белье, разобрать пакеты.

Изменения касаются не только бытовых навыков, но и общения.

Маша стала открытой и общительной, сама начинает разговор и поддерживает его. Наташа тоже, например, предлагает помощь или говорит простые предложения: «Я тоже хочу это сделать».

Параллельно мы ведем работу с семьей – перед началом смены получаем запрос от родителей, информацию о том, что студент делает и что не делает дома. Когда смена заканчивается, мы закрепляем полученные навыки и помогаем ребятам перенести их домой. Очень часто у людей с РАС определенные действия ассоциируются с определенным местом, а для того, чтобы начать делать что-то в другой обстановке, требуются дополнительные тренировки. Тьюторы супервизируют студентов и помогают им выполнять дома то, чему они научились в тренировочной квартире.

Следующая смена стартует через неделю – а сейчас тьюторы готовят индивидуальные программы для всех ребят.

Аня и ее команды

Громкий и заразительный смех Ани можно услышать из всех уголков Центра. В перерывах между мастерскими Аня обычно ходит быстрым, стремительным шагом по коридорам и командным голосом раздает указания: «Надень бейджик!», «Саша, у тебя столярка!», «Макс, иди вынеси мусор!». Либо громко во всеуслышание заявляет: «Я иду пороть!» и решительно направляется на занятие – это значит, она идет распарывать какое-то изделие в швейную мастерскую.

Ане скоро исполняется 28 лет. Невысокого роста, с огненно-рыжими волосами Аня – человек неуемной энергии и взрывных эмоций. В ее проявлениях нет ничего «среднего» – она либо искренне радуется, смеется, громко общается, либо грустит, отключается от происходящего и ничего не хочет делать. Это касается всего – работы, занятий, общения.
Обо всем по порядку.

Центр

В детстве у Ани была диагностирована задержка психического развития, в четыре года определили скрытую форму эпилепсии. Аня ходила в специальный детский садик для детей с задержкой интеллектуального развития, училась в коррекционной школе. Посещала разные занятия и творческие мастерские – клуб «Орленок», ГАООРДИ, «Пространство радости».

К нам в Центр Аня пришла в начале прошлого учебного года. Мама хотела, чтобы Аня научилась адаптироваться в новом коллективе, выстраивать отношения с другими людьми, стала более самостоятельной.

Аня занималась в графической, декораторской, швейной мастерской, ходила на факультатив по кукольному театру. На занятиях часто отвлекалась на других ребят, не была включена в процесс, выполняла задания неаккуратно – мотивация и интерес очень часто отсутствовали. При этом Аня сразу показала нам свой напористый характер – командовала студентами и давала всем советы.

Трудоустройство

По-настоящему Аня раскрылась, когда перешла в этом году на нашу новую площадку – в Центр подготовки к трудоустройству. Мы учим ребят дисциплине, навыкам поведения на рабочем месте, развиваем чувство ответственности за выполнение рабочих задач и за результат. Аня работает в швейной мастерской – знает все основные операции, шьет на машинке.

Она одна из немногих студентов, кто понимает ценность денег – умеет их считать, самостоятельно ходит в магазин, любит планировать покупки и делать другим людям подарки. Когда мы тренировали поход в кафе на одном из групповых занятий, Аня правильно давала «деньги» – мы специально распечатали для этого бумажки в компьютерном классе – и отсчитывала сдачу.

Но в Центре у Ани сформировалось понимание, что деньги можно заработать своим трудом. Это оказалось очень важным шагом – Аня стала мотивированной и заинтересованной в работе и в заработной плате, на которую можно что-то купить.

Несмотря на ежедневную работу в мастерской, у Ани оставалось очень много неуемной энергии, которую она обычно тратила на командование всеми вокруг. Нам удалось направить ее в полезное русло – Аня стала заниматься уборкой. Она очень любит порядок, в прошлом учебном году в первом Центре с удовольствием участвовала в клининговой мастерской – ей очень важно сразу видеть результат своего труда: вымытые полы, чистую посуду. Все началось с дежурства. На второй площадке каждый день студенты дежурят на кухне и помогают тьюторам и волонтерам – загружают посудомойку, домывают посуду, подметают. После дежурств Аня спрашивала: «Когда я в следующий раз могу помыть?». Мы решили поручить ей уборку в качестве работы, за которую она тоже получает небольшую денежную премию. Два раза в неделю Аня моет пол в коридорах, раковину и туалет. И с удовольствием убирается в мастерской после занятий.

– Аня: Я тебя люблю.
– Саша: Так уж сильно не надо говорить. Надо это скрывать.

С Аней непросто общаться, она любит вклиниваться в беседу и передавать всем подряд ненужную информацию – «а вот Антон сейчас не пошел на мастерскую». Очень часто это происходит от большой любви и заботы о других. Например, Валере, о котором мы недавно вам рассказывали, очень сложно спросить что-то, начать разговор, он может стоять в углу и бормотать: «надо сказать, надо сказать». Аня тут же бежит ко всем и громко кричит: «Валера хочет спросить, Валера хочет спросить».

Мы помогаем Ане правильно строить коммуникацию.

Например, Аня моет полы и кричит на всех: «ноги подними, ноги подними!». Чтобы она могла регулировать громкость голоса, мы каждый раз объясняем, что она сейчас пугает людей, и хвалим, когда она говорит тише – иногда она даже стала переходить на шепот.

Тренировочная квартира

В тренировочной квартире с Аней тоже отрабатывались навыки общения – тьюторы обращали ее внимание на правила квартиры (не шуметь, не хлопать дверями), проговаривали, что другие люди сами знают, что им нужно делать и не надо всем напоминать: «Наташа, иди постирай, Аня, иди накрой на стол». А потом мы начали спрашивать у Ани, что она сейчас сделала не так. Через некоторое время она стала понимать и отвечать, например: «Я сейчас громко хлопнула дверью».

Ане очень понравилось жить в квартире со студентами, она сразу всех полюбила, обо всех начала заботиться, относилась к ним как к детям – покупала Наташе киндер-сюрпризы, обнимала Машу, играла с Сашей в шашки. Даже нашла подход к Антону Харитонову – он очень мало общается с другими студентами. «Антон, ты порвал футболку. Вот нитки, зашей!» «Что туда-сюда просто ходить, лучше пол вымой». Антон стал улыбаться, подходить и трогать ее за руку – так он проявляет симпатию к человеку.

В тренировочной квартире удалось развить и бытовые навыки Ани. Она стала уверенно ходить в магазин – до этого делала это вместе с мамой. Мы действуем по алгоритму – если Аня хочет приготовить что-то, то она ищет рецепт, выписывает ингредиенты и идет за покупками. В магазине она обычно не взаимодействовала ни с кем напрямую, а сейчас может сказать: «Взвесьте мне, пожалуйста!».

Через несколько недель после начала смены Аня пришла домой к маме и решила первый раз в жизни самостоятельно приготовить суп. «Мама, меня уже всему научили». А через месяц первый раз сама загрузила дома стиральную машинку. Ни того, ни другого она еще не умела правильно делать до конца, но самое важное – это то, что она почувствовала уверенность в своих силах, что может сделать это сама.

А еще Аня совсем не знала часы, не ориентировалась во времени суток. После ежедневных занятий с волонтерами – стала определять, который сейчас час.

У Ани остается проблема с резкой переменой настроения. Она может испытывать кардинально противоположные эмоции по поводу всего. «Ура, занятия временем! Алиса, позанимайся со мной часами, пожалуйста! Когда будут занятия?». И тут же – «Не хочу этим заниматься, порву все тетрадки, когда закончится занятие».

Для нас важно, что открытие Центра подготовки к трудоустройству дает таким самостоятельным ребятам, как Аня, которым это необходимо, толчок и внутренний рост – мотивацию работать, получать зарплату, но при этом тренировать навыки общения, учиться социально адаптироваться и получать на групповых занятиях и коммуникативных тренингах определенные модели поведения, которые они потом используют в общении с другими людьми.

Чтобы работа в мастерских Центра по трудоустройству продолжалась, мы собираем средства на оборудование и расходные материалы, которые нам нужны для выполнения заказов, для швейной и столярной мастерских, здесь.