Слово мастеру

Мастера переплетной мастерской Центра Алины Лепашовой-Багировой: о том, как быть рядом, о том, что принятие – лучшая помощь для человека с аутизмом.

 

«Я поняла из своей работы с людьми, у которых аутизм, что эмоции и сложное поведение – это не болезнь, это призыв к любви. В этом чувстве особенные люди всегда расслабляются и хотят в нем жить. Когда они выражают свои переживания специфическим образом, они хотят быть принятыми и услышанными. За криком и истерикой стоит только беспомощность. Хочется быть объяснимым, но как сказать о том, что внутри? Если не умеешь говорить, например. Или тебя все равно не понимают. Поэтому способ транслировать важное может быть совершенно любым. Самым неожиданным, ошеломляющим и непонятным. Если не получается сказать словами, чтобы твой посыл правильно расшифровали и приняли, что остается делать? Кричать или говорить с самим собой, падая в состояние сильной тревоги все больше.

И в этот момент я поняла из своей практики, точно – чувство принятия и любви дает ребятам возможность расслабиться и успокоиться очень быстро. Это исходит не из внешне приветливых слов, (которые с внутренним напряжением можно уложить в любую словесную конструкцию), а именно внутреннее честное ощущение. Без лишних оценок принимаешь другого, и этого достаточно. Даже если в этот момент он кричит, даже если он говорит, что ему плохо жить, стучит кулаками по стене или царапает себе лицо.

Так, один взрослый парень К. (ему скоро 25), ощущая, что моя речь стала по отношению к нему недостаточно дружелюбной спрашивает: “Почему вы так недобро со мной разговариваете?” В этот момент, хочу я этого или нет, смотрю в себя и вижу, что он прав. Да, надо признать, что он невероятно прав, потому что в этот момент я действительно напряжена. И все, что он хочет, – помочь мне расслабиться, для этого он привлекает мое внимание. И потом сразу успокаивается сам и перестает говорить: “Я просто сломанный человек”.

К. вообще мечтает жить в мире приветливых людей. Он каждый день очень тяжело переживает дорогу от дома до центра – расстраивается, что люди в метро такие напряжённые, такие хмурые. И долго потом приходит в себя, не понимая, почему ему в ответ никто не улыбнулся. К слову, у него отличная картографическая память и он запоминает количество этажей в любом доме, количество километров между ними и помнит в точности карту любого района, где был хотя бы однажды. Я уже не раз думала, что все эти необычные люди – как без защитной оболочки. Сверхъестественные, очень открытые (не наоборот) и ранимые. Для нас, тех, кто умеет правильно и вежливо здороваться и прощаться, выяснять проблемы в отношениях с легкой улыбкой на лице, спрятав свои эмоции и чувства на много-много лет вперед.
Мы живем все вместе, обычные и необычные, и можем быть друг с другом нежны».