Артем и его = наше богатство

Новый #субботнийлонгрид от куратора проекта «Ранняя помощь» Натальи Челмакиной – об Артеме и о приложимости поведенческого подхода ко всем и вся.

«Полтора года проекту ранней помощи, который мы реализуем совместно с Фондом “Обнаженные сердца” в детских садах Санкт-Петербурга. Мы собираем данные, строим графики, отслеживаем динамику детей и получаем подтверждение эффективности применяемых нами стратегий, которые необходимо (!) распространять!

На самом деле, те инструменты, которые мы используем, работают со всеми — в том числе с любым, кто читает этот пост.

Представьте, что вы пошутили, и вся компания залилась смехом. С большой долей вероятности вам захочется проделать такую штуку снова. А теперь представьте, что вы пошутили, а вам в ответ покрутили у виска и отвернулись. Захочется вам снова шутить? По крайней мере, в той же компании? Это подкрепление и наказание на бытовом языке. Конечно, может быть, вы из тех, кому покрутят у виска, а вы все шутите — тогда, вероятно, этот жест (покрутили у виска) не является для вас наказанием. Может, нужно, чтобы все вышли из комнаты?

Так формируется наше поведение.

Представьте, что вы в японском ресторане. У вас в руках меню, и вы, может быть, даже знаете слова «привет» и «мама» по-японски. Как вы предпочтете сделать заказ — укажете на картинку или попытаетесь назвать блюдо, в панике глядя на иероглифы? Объясните словами или прибегнете к жестам, чтобы сказать про размер порции? А это уже визуальная поддержка и дополнительная коммуникация. Как думаете, затормозит это развитие вашей японской речи или визуальная опора вкупе с озвучкой официанта поможет вам выучить пару новых слов?

К чему это вступление? К тому, что все это прекрасно работает с людьми с РАС, хотя и не изобретено специально для них. И это счастье, потому что качество жизни детей без РАС, попавших в наш проект, тоже существенно повышается.

На фото Артем. В отличие от многих детей с аутизмом он знает, для чего и как вступать в коммуникацию, может спрогнозировать реакцию людей, очень любит играть с другими, в том числе со сверстниками. У него нет РАС, но в силу других особенностей развития ему сложно произносить слова. До того, как у Артема появилась коммуникативная доска, он пытался донести до людей свои эмоции, наблюдения, желания с помощью небольшого количества жестов, мимики, но часто оставался непонятым. Если долго не могли интерпретировать его коммуникацию, он расстраивался, отмахивался и уходил. Если что-то шло не так (например, другой ребенок сломал его башню, отменилась какая-то любимая деятельность), парень тряс кулаками в воздухе. Да, эти жесты мы можем интерпретировать, но представьте, как это мало для ребенка, который сейчас, когда у него появилась коммуникативная доска, выстраивает такие диалоги с педагогом:

— Мяч закончили. Спасибо.

— Пожалуйста, Тема. Что теперь будешь делать?

— Не знаю.

— Ну хорошо, подумай пока.

— Артем, пора на прогулку.

— Нет. Я хочу мыть посуду.

— Хорошо, моешь три тарелки, потом прогулка.

— Ты грустный?

— Нет. Я веселый.

— Здорово! Во что хочешь играть?

— Хочу подметать. Помоги.

— Помочь подметать?

— Да. Спасибо.

И это еще не все. Артем задает вопросы. Например, в процессе игры педагог прячет мяч, и мальчик спрашивает: “Где мяч?” — и страшно радуется, когда моментально получает ответ: “А вот он!” Артем сообщает об эмоциях, говорит: “Женя скучаю”, — (показывает на фото ребенка из группы, которого в этот день нет в саду, и на картинку с эмоцией).

Такое общение делает Артема услышанным и счастливым, а это в том числе помогает ему быстрее развиваться и набирать другие навыки.

Расписанием и визуальной поддержкой Артем тоже пользуется, благодаря чему он стал абсолютно самостоятельным за эти полтора года: сам отследил, сам убрал ненужное, сориентировался, пошел дальше, в процессе еще и помог тому, кто пока только учится использовать расписание.

Но мне все не дает покоя его коммуникативная доска. Из всех, что мне приходилось видеть, эта — самая богатая. В ней столько функций и возможностей, в ней столько самого Артема, его желаний, которые не так часто возникают у детей (помыть посуду, подмести, полить цветы), вопросы, комментарии… И это богатство сделало богачами и Артема, и его родителей, и педагогов, и меня. Чем с вами и делюсь».